13:22 

чертова философия

blackmooon
Мне свойственно регенерировать!
Подобно тому как над злым духом можно приобрести власть, если окликнуть
его, назвав его действительное имя, - так и мир Оно, который только что
зловещей громадой высился над малой человеческой силой, должен сдаться
тому. кто его познает в его сущности: как отмежевание и отчуждение именно
того, из приливающей ближе полноты которого выступает навстречу каждому
земное Ты; того, что порой является человеку величественным и устрашающим,
словно богиня-мать, однако же всегда по-матерински.

- Но тому, у кого во внутреннем его угнездился призрак - лишенное
действительности Я, - как собраться ему с силами для того, чтобы окликнуть
по имени злого духа? Как может в существе, в котором ежечасно попирает
ногами руины могучий призрак, возродиться погребенная под обломками сила
отношения? Как собрать себя воедино существу, беспрестанно гонимому по
пустому кругу безудержной жаждой обособленного Я? Как может узреть свободу
тот, кто живет по своему произволу?

- Подобно тому как друг с другом сопряжены свобода и судьба, так связаны
произвол и рок. Но свобода и судьба вверены друг другу и объемлют друг
друга, образуя Смысл; тогда как произвол и рок - призрак, прижившийся в
душе, как домовой и кошмар, удушающий мир, терпят друг друга, обитая в
Бессмысленном один близ другого и избегая друг друга, не имея меж собой
связи и трений, - до тех пор, пока в какой-то миг взгляд, блуждая, не
столкнется со взглядом и признание в неизбавленности не вырвется у них.
Сколько сегодня затрачивают многоречивой и искусной духовности, дабы
предотвратить это происшествие или хотя бы скрыть его!

В волении свободного человека нет произвола. Он верит в действительность;
это значит: он верит в реальную связь реальной двойственности Я и Ты. Он
верит в предназначение и в то, что оно нуждается в нем: предназначение не
водит его на помочах, оно ожидает его, он должен прийти к нему и все же не
знает, где оно; он должен выйти навстречу всем своим существом, это ему
ведомо. Будет не так, как это подразумевает его решение; но то, что
сбудется, произойдет лишь в том случае, если он решится на то, что может
хотеть. Свою малую волю, несвободную, подвластную вещам и влечениям, он
должен пожертвовать своей великой, которая уходит от предопределенности и
приходит к предопределению. Тогда он уже не вмешивается, и при этом все же
не дает просто случаться тому, что случается. Он прислушивается к тому, что
возникает из себя самого, к пути сущего в мире; не ради того, чтобы оно
носило его, но ради того, чтобы самому претворить его в действительность
так, как оно, в нем нуждающееся, этого хочет - духом и деянием человека,
человеческой жизнью и смертью. Он верит, сказал я; но этим сказано: он
встречает.

Своевольный человек не верит и не встречает. Связь ему неведома, он знает
лишь охваченный лихорадочной суетой мир, который там, снаружи, и свою
лихорадочную страсть - использовать этот мир; надо лишь дать использованию
древнее имя, и оно будет ходить среди богов. Когда своевольный говорит
"Ты", он подразумевает: "Ты моя возможность использования"; а то, что он
именует своим предназначением, есть лишь оснащение и узаконивание его
возможности использования. Поистине у него нет предопределения, а есть лишь
предопределенность, т. е. обусловленность вещами и влечениями, которую он
исполняет, ощущая себя самовластным, т. е. по своему произволу. У него нет
великой воли; лишь произвол, который он выдает за волю. Он совершенно
неспособен на жертву, хотя и неустанно утверждает обратное; ты распознаешь
его по тому, что он никогда не бывает конкретным. Он беспрестанно
вмешивается, причем с той целью, чтобы "дать этому случиться". Как же не
помочь предназначению, говорит он, как же не привлечь доступные средства,
потребные для такой цели? Подобным образом видит он того, кто свободен; он
не может видеть его иначе. Но у того, кто свободен, нет такого, чтобы здесь
у него была цель, а там - он бы изыскивал для нее средства; есть у него
лишь одно: снова и снова лишь его решение - прийти к своему предназначению.
Он принял это решение, он будет - время от времени - на каждом перепутье
его обновлять; но скорее он может поверить тому, что он не живет, нежели в
то, что решения великой воли недостаточно и оно нуждается в поддержке
средствами. Он верит; он встречает. Но отвергающий веру мозг своевольного
не может воспринять ничего иного, кроме неверия и произвола, установления
целей и измышления средств. Без жертвы и без милости, без встречи и без
настоящего, обусловленный целями и опосредствованный мир - вот его мир; и
иным он быть не может; а это и зовется роком. Так он во всем его
самовластии неисходно запутан в недействительном; и всякий раз, когда он,
опомнившись, приходит в себя, он знает это - поэтому наилучшую часть своей
духовности он направляет на то, чтобы предотвратить или хотя бы сокрыть это
памятование.

Однако если этому памятованию об отпадении, о лишенном действительности и о
действительном Я, дать погрузиться до самого корня в ту глубину, которую
человек называет отчаянием и из которой вырастает самоуничтожение и
возрождение, то это памятование будет началом возвращения.

Мартин Бубер "Я и Ты"

URL
Комментарии
2015-04-01 в 13:57 

blackmooon
Мне свойственно регенерировать!
Наверное у всякого человека случается сомневаться в себе, своей духовности, чуткости к миру, в истинности своих целей и желаний, своей жизни вообще. Стараюсь читать Бубера, и это очень тяжело – я попросту не соответствую тому человеку, тому Я, которое сможет сказать Ты другому или миру, или даже своим мечтам. Он пишет и как обрубает словами своими всю фальшь, обнажая только то, о чем так не хочется себе признаваться, о чем знаю где-то внутри себя, но понятия не имею, как от этого избавиться, как стать тем свободным вольным человеком, которым могу только мечтать стать. Способна ли я вообще на такие преображения? Что есть у меня, что могу положить на алтарь этих изменений? Чувствую себя нищей, бездуховной, скованной по рукам и ногам. Но правда в том, что нет никаких уз. Только те, что сама навесила на себя для удобства, и снять их сможет только очень большое Событие, которое все не происходит и не происходит… И кажется, не произойдет, если только что? Смотрю на людей вокруг, и каждый кажется мне больше заслужившим хорошей жизни, чем я - не потому что я делаю зло или поступаю не по совести, но потому что позволяю себе оставлять свою жизнь пустой. Цель и средства – вот и все, что интересует меня – как стать другим человеком, как жизнь сделать наполненной, какого человека встретить, чтобы сделать это. Человек как средство чтобы стать себе менее омерзительной? Лягушка-царевна стала бы Василисой Премудрой и без появления Ивана, и была она ею задолго до его появления. Я же только лягушка, и люди рано или поздно понимают это и перестают относиться ко мне как к Василисе, а сознавать себя только лягушкой невыносимо.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лунные дорожки

главная