blackmooon
Мне свойственно регенерировать!
Совершенно неожиданная поездка на Браславские озера удалась.
Ночной Браслав, 2 ночи. Два часа южной ночи, с тихими аллейками, закрытыми магазинами и теплым еле ощутимым ветерком с озера. Южная ночь северной Беларуси.
7 километров по ночной дороге, через кладбище, страшные истории, бутафорную типи и пару озер. 4 утра, серый восход и долгожданный сон в теплой комнатульке на втором этаже Ромкиной дачи. Но не тут-то было: Ромкины бабушка, мама, сестра и племенница пышут гостеприимством и вливают в меня, сонную и уставшую, порцию чая. Теперь спать. Вспоминать звезды и желания, которые не успевала загадывать. Чирк! - где ж тут успеешь.
Утренние купания, знакомство с новым озером на Браславах, до него была только Укля в 2010, пахнущая арбузами. А теперь вот Струсто.

Большая вода и прозрачная полностью. Выше своего роста рассматриваю водоросли под водой. Песочек, в меру пологий вход - так, чтобы и адаптироваться успеть, и полчаса в воду не идти, а там все по колено. Приятная глубина, на которую никто почему-то не заплывает. Нежная, чуть маслянистая, густая водичка. Кожа не сохнет, волосы сворачиваются в крутые пряди. Научилась делать стойку на руках, научила заодно половину мужиков на этом пляже - пары ног, торчащие из воды то здесь, то там - явно моих рук дело. Хихи. Плавала так долго, что из воды выходила, как в детстве, - замерзшая и в пупырышках. Голодная.
Не прыгнула с лодки. Снова. Зато хоть искупалась посреди озера - слева один остров, справа другой, за спиной - суша. Хотя там начинаешь сомневаться, что суша - преобладающая для Беларуси характеристика ландшафта. Кажется, что за сушей будет еще столько же, а то и больше, воды. И правда тут ближе, чем могла бы быть. Очень много воды. Везде.

За три дня обувку надевала, кажется, раза два (и то по ночам), остальное время тренировала свою босоногость во славу Унгою - дорожки там будто специально предназначены для ходьбы - укатанные камешки или чуть сыроватая земля, а по бокам от дороги - ежевичник. И ежевику, кажется, кроме меня никто и не ел. А я уж оторвалась за все годы лишений))

Всегда было интересно, как это - погружаться в чужую семью. Обычно-то все мои друзья погружаются в Чемерок, уже чуть ли не вошло в традицию среди особенно близких друзей, дарить подарки не только мне, но и моей маме. Причем не так просто от балды, а подарки нужные. А я так не погружалась никогда, чтобы вся семья целиком и надолго. Ромины тетки - как на подбор. Интеллигентная женщина, учительница географии в отставке, с комсомольским прошлым; болтливая сойка, мама без уверенности; молодая мать с почти взрослой дочерью; нескладная девчонка боязливая и неловкая. И я. Сама не знаю, кто и в какой роли. В чужой семье весело, но утомительно. Урывками ловишь удивительные моменты своей-не-своей жизни, когда мужчина учит девчонку ездить на велике, а потом включаешься сама и вот уже разгоняешь велосипед, поддерживая за руль и спину. "Наши дети просто обречены" - чему только ни придется им учиться... в наших с Иннерикой мечтах все так складно выходит. А тут - "Я все время что-то теряю, то руль, то педали". Кидает велосипед на дороге и демонстративно уходит, оставив Роме поднимать двухколесного.
Бесконечные чаи со "сладостями оставшимися", сыром и любезностями. Вечерняя партия в тысячу. Несостоявшаяся прогулка на родник и гору Маяк.

Купание ночное. Идти на ощупь, путь только обозначается по бокам сигнальными огнями - светляки сидят в кустах и подмигивают тем же мертвецки-синим, что и жуткое то кладбище с отсветами то ли фар, то ли подсвеченного тумана.
В пятницу вечером, после уже двух ночевок на Струсто, приехали ребята - мужское подкрепление, теткам нужна свежая кровь. Разбавленный женский коллектив шелковеет и всем становится как-то уместно и приятно. Шуточки-прибауточки, заумные разговоры и неплохой алкоголь. Огонь до рассвета. Здоровенные пеньки в каменном хитросложенном мангале. Мясо и столь популярные этим летом анекдоты про поручика Ржевского. Спать идти под петуховьи "кукареку" и просыпаться от восточного ветра, так внезапно заглянувшего в открытое окно, пробравшегося под спальник и поцеловавшего снова загорелую кожу.

Проводы целый день, суета и умеренная беготня - то, другое, озеро безлюдное после утреннего дождя - подарок подарков. Обратный путь на машине - за 15 минут вместо двух часов своим ходом. Достопримечательности задом наперед быстро сменяют друг друга.
В автобус забегать прямо с пляжа Дривят. В уже отправившийся заскакивать. Пять часов одиночества до Минска. Усталость, сон, тишина, почти.