blackmooon
Мне свойственно регенерировать!
Иннерика накатала отличный пост про свои выходные, и, хоть большую их часть мы провели вместе, мои выходные были совсем другие.
Выходные - это изумительные часы с пятничных 14.00 до понедельничных 12.00. В эти 70 часов можно успеть много всего разного. Например, прямо сейчас я сижу в пропахшей костром, потом и лошадьми рубашке своего мужчины и делаю попытку восстановить чудесные часы в памяти, чтобы можно было вернуться к ним еще раз. И не один. Что, как оказалось, сделать совсем непросто.

Яхт клуб, электричка до него с молочным коктейлем из макдонольдса и дикой головной болью, Иннерика дует сзади в шею и на мгновение становится не так невыносимо жарко, а потом снова - жарко. Невыносимо. Оббегать туристов, спешить на яхту и в море. А по дороге встретить Лисовского, и он приглашает на Саманту. И ты влазишь на обтырканную людьми яхточку и садишься вальяжно на палубу под гиком, и тебя спрашивают, впервые ли на Саманте, а я с гордостью отвечаю, дескать, в прошлом году каждый ее сантиметр вылизывали, шлифовали дерево, покрывали тиковым маслом, мыли и перемывали... но - в этом году уже все не так. И приходят Иннерика и Лисовский, и под стихи Высоцкого (пусть даже и не самые милые женскому уху, зато - верные) нас доставляют с одной яхты на другую.
А дальше - выход на Ксении, тишина двух яхти идущих рядом, кошерное вино, которое передают с борта на борт, а после - нагие наши тела, купание прямо с яхты, обратная сторона яхты - снизу, теплое Минское море, желтое, если нырнуть с открытыми глазами, много-много горячего солнца, гитарные переборы, рисунки на теле, удивительные ощущения, чертова головная боль, музыка, слова, тишина, кисточка и пальцы щекотные. Прохладная тушь. И глаза открываешь - а у тебя будущая твоя жизнь прямо на животе, справа. Близко-близко, рассматриваешь. Крутецки. Так крутецки, что даже хочется сделать татуировку, хотя бы временную.
И снова много воды вокруг, холодной на контрасте. Плыть к берегу на двух парусах, кормить рыбок. Спать. И головная боль уходит, и только вода, только волнение от катеров, пролетающих мимо с ужасным шумом, тепло.
Три часа дрейфа под сказки. Смеяться и слушать, и еще смеяться.
Возвращаться, как раньше, в потемках. На электричку опоздать. Ждать, когда приедет Лисовский, сидя на остановке. Ехать. Долго. Дом-родители-есть-спать.

Утро. Выспалась, круто. Первое за год настоящее субботнее утро - завтрак, отдых, книжка, которую читаешь только для видимости занятости. Хорошие новости, хорошие планы. Засыпаешь посреди дня. Просыпаешься еще более отдохнувшим. К вечеру собираешься, все классно сходится, и едем втроем к Виктору на Купалье. И, продираясь между навязчивым шумом праздника от незнакомых людей, готовить еду на огне, варить кофе, искать уединения. И даже находить. Слушать похвалу за приготовленный в двух вариантах рис. От многих, долго. Устать. Уйти, валяться на тереке задом наперед. Сидеть вдвоем у огня.
А после приходит твой человек, счастливый - на Марте рысью между кострами! Вам тоже нужно попробовать, без седла!
Идешь в надежде, а там люди и шумно, и все лошади заняты. Но - ждешь. Терек. Диванный Терек. Шагом. В рысь не идет. Разочарование. Досада и "не мой день", но настояли и выбили для тебя Прагу, и взбираешься на нее и - восторг. Рысь. Ночь. Купалье. Позвоночник между полупопиями, двигаешься плавно, точно, просто. Управляешь, идешь как хочешь, лошади, люди через костер прыгают, а я на лошади. Рысью в темноте, на белой лошадке. И ничего нас не разделяет. Пот. Восторг. Усталость. Сила.
Снова люди, огонь, ждешь, когда закипит в джезве вода - готовить грог. Лимон выжимать в глиняные чашки. Уйти от всех, застать Иннерику с Виктором и Тереком, мирно болтающих по разные стороны левады. Оставить их самим себе. Курить и пить ароматнейший грог. Дождаться, когда все лишние уедут. Ноги в росе, слышать голоса, пускать им дым и знать, что до них дойдет. Не навязываться, не купаться.
Вместо палатки разложить форестер - кровать на колесах. Смотреть на небо в заднее стекло, Терек с Мартой в леваде. Мы вдвоем, где-то кто-то, поспать пару часов. Проснуться от того, что Виктор с косой, Иннерикой и длинным мальчиком идут косить траву. Собрать спальники, машинку, прийти на свежий утренний кофе. Позавтракать за медленными разговорами, распланировать день. Лошадки в 12, у Иннерики - подъем на мачту, нужно все успеть. Игорь с Иннерикой - на море. Мы с Виктором в усадьбе. Разговоры, малая у него на руках, смотреть, как ребята работают, сидя на сосновых стволах под утренним солнцем. Пришла Алена и мы втроем, утренние и теплые. Возвращается Игорь с пакетом мороженого, ура-ура! Мороженка!! Виктор канат перетягивать предложил. Игорь сильный. Ммм..
Мыть джезву, пока ребята ковыряются с принтером, блестит, чертяка.
Решить ехать купаться, я за рулем, искать озеро, пробираясь сквозь рапс. Долго искать. Даже звонить Иннерике и получить направление в 30 градусов. Найти, войти, стоять, пузырьки из воды поднимаются. Пиявки - ааа, кыш-кыш, ааа, бррр!!! плавать. Сохнуть и одеваться, счастье-счастье. Снова ехать, дорога, Минское море, Иннерика. Опаздываем - в нашем привычном темпе. Усталость. Лошадки и злобный тренер - Катя, она вчера уехала от нас часа в два ночи. С 11 у нее работа. Гоняет нас рысью, Терек не идет. Игорь на Марте наворачивает круги, за мной идут Ямайка с Иннерикой. Долго, много кругов "Терек, рысь!". Прутик. Терек - рысь. Обоже, все устало. Пот. Едешь рысью и так, и вот так и еще наперекосяк. Получается. Ого! Занятие закончилось - быстро!
Иннерика ушла на второй час в лес на прогулку. Мы остались с Виктором в теньке летней гостевой, Игорь кофе варит, а я отколупываю лимонную оболочку с пломбира. Разговоры, кофе гляссе, шутки-прибаутки. Как круто! Иннерика вернулась, и еще на час кофе и разговоры. Планы, мечты. "Менять формат проката" - это значит почаще праздники, почаще оставаться и разговаривать.
Лодка, парусность, теория, практика.
Долго прощаться. Не поехать купаться. Завезти Иннерику, теперь домой. Проспект перекрыт, идти по городу и махать крыльями, ветер ловить. Счастье, пот, горячо. В магазине покупать зажимы для кожи, радосто тупить.

Дом. Ванная, еда. Чай. Планы. Наконец - работа с кожей, получается крутецки, Хауса смотреть вместе. И не давать спать под последнюю серию. Лежать в постели. Засыпать. Вспоминать. Мечтать. Улыбаться.